"Моя жизнь - черновик"

СУДЬБЫ

Лариса РОМАНОВСКАЯ
Фото ИТАР-ТАСС

Н.Турбина

Двадцать лет назад маленькую ялтинскую девочку с сумрачными глазами, написавшую эту стихотворную строку, знала вся страна. Имя Ники Турбиной - очень маленькой, очень талантливой и очень загадочной - мелькало на страницах газет, в то время как сама она мелькала на сцене то одного, то другого знаменитого концертного зала.

Талантливый ребенок всегда умиляет публику. Гениальный - вызывает массу самых противоречивых эмоций, в том числе желание разгадать феномен и прикоснуться к чему-то непостижимому. Маленькие поэты восхищают - и стихами, и непосредственностью...

Стихи вырвались из трехлетней Ники, по выражению Цветаевой, "как кровь из горла". Девочка с цветаевской прической и, возможно, такой же одаренностью выросла и повторила поступок своей великой предшественницы - в 28 лет Ника Турбина ушла из жизни по собственному желанию. В прошлом, которое кончилось вместе с детством, были ошеломляющий успех, записи на радио и телевидении, публикации и стихотворный сборник, впереди - глухое непонимание окружающих и неразделенная тоска.

Полгода назад Ника могла бы отпраздновать свое тридцатилетие. Ни до него, ни до возраста Христа она так и не дожила. Малочисленные юбилейно-поминальные мероприятия прошли без нее. Родственники Ники выпустили маленькую брошюрку, в ЦДЛ прошел вполне традиционный литературный вечер. Но самой искренней акцией стало маленькое музыкально-поэтической представление, устроенное этой весной учениками столичной детской музыкальной школы № 83.

Но этого зрелища, трогательного и печального, не было бы, если бы не молодая преподавательница школы Жанна Сипапина, которая переписывалась с Никой. Девочки так никогда и не встретились лично: одна выросла и начала в одиночку проходить круги ада, оказавшегося оборотной стороной славы, другая стала учить детей музыке и пониманию всего прекрасного, в том числе и стихов Ники Турбиной.

Специально к памятному вечеру учащиеся музыкальной школы написали маленькие этюды на стихи Ники Турбиной. В стенах школы разместили несколько стендов с ее фотографиями. Среди публики оказалось несколько людей, знавших Турбину - кто лично, кто по переписке.

На довольно малочисленных кадрах черно-белой хроники Ника, как правило, читает свои стихи, изо всех сил сжимая при этом ладонь сидящей рядом мамы. Впечатление и странное, и страшное одновременно: непосредственные жесты чередуются с точными, свойственными взрослому стихотворцу отбивками ритма, раскованные детские интонации сменяются хорошо поставленной артикуляцией. Кажется, что на экране находятся сразу два человека - маленькая девочка и взрослый поэт. Возможно, в этом и кроется отгадка: взрослую и детскую жизнь Ника Турбина прожила одновременно, и оттого эта жизнь оказалась такой короткой.