ТУРБИНА Ника – 17 декабря 1974 г., Ялта, Крым, Украина – 27 мая 2002 г., Москва, Россия

ТУРБИНА Ника – 17 декабря 1974 г., Ялта, Крым, Украина – 27 мая 2002 г., Москва, Россия

российская поэтесса, в детском возрасте начала писать стихи, удивительные своим взрослым, тяжелым и порой жестоким накалом. В 1984 был опубликован первый сборник ее стихов «Черновик» (со вступительным словом Е. Евтушенко). Лауреат поэтической премии «Золотой лев» (1985 г., Венеция), получения которой до неё из советских поэтов удостоилась лишь Анна Ахматова. Совершает триумфальное турне по всему миру, декламируя свои стихи. В возрасте 16 лет выходит замуж за 76-летнего состоятельного швейцарца и покидает родину. Там, в Лозанне, ее настигает ностальгия и глубокий психологический и творческий кризис, последствием которого становится тяжелая форма наркотической и алкогольной зависимости. Вернувшись в Москву, делает попытку начать учебу во ВГИКЕ, поступает в Университет культуры, работает в театре-студии на окраине Москвы. Вскоре снова ее настигает депрессия, в результате которой она совершает первую попытку суицида, 27 мая 2002 г. покончила жизнь самоубийством, выбросившись из окна своей комнаты на пятом этаже.

Жизнь, в которой всё самоё яркое произошло в начале. Жизнь короткая как молния: ослепительная вспышка, недолгие отголоски и забвение, изредка нарушаемое в связи с каким-нибудь событием. Последним таким событием стала её смерть, на которую резво отозвались падкие до сенсаций СМИ: «Выросшая девочка-вундеркинд покончила с собой!». Ника Турбина родилась в Ялте 17 декабря 1974 года в семье, которую тогда отнесли бы к творческой интеллигенции: мама-художница, дедушка Анатолий Никаноркин, известный крымский писатель. В обычных семьях детям читают «Дядю Стёпу», в этой ялтинской семье чаще звучали Ахматова, Мандельштам, Пастернак. Неудивительно, что сочинять стихи девочка начала намного раньше, чем писать. Но какие это было стихи!

Какая засуха в стихах!

А хочется воды напиться...

И расплескать её в строках...

Какая засуха в душе!

Злые языки поговаривают, что поражённая такими удивительными для ребёнка стихами, мама Майя - несостоявшаяся художница, решила вырастить из маленькой Ники гения. Нереализованные мечты о собственной славе породили честолюбивые помыслы в отношении дочери. В семью были вхожи многие известные в стране литераторы, и Майя показывала им малолетнее чудо в надежде, что слава о Нике выйдет на всесоюзный уровень. Несмотря на предостережения скептиков: дескать, не стоит испытывать неокрепшую психику ребёнка славой, - мама добилась признания таланта дочери. В семь лет с лёгкой руки Юлиана Семёнова стихи Ники Турбиной были напечатаны в «Комсомольской правде».

Благослови меня, строка,

Благослови мечом и раной,

Я упаду, но тут же встану.

Благослови меня, строка.

Стихи продолжают литься из Ники, как из рога изобилия. Написанные строчки поражают даже искушенных в поэзии слушателей. Боль, разъедающая душу, космическое в своей безграничности одиночество – в стихах выражаются чувства, которые познала зрелая женщина, а автор - ребёнок.

Через год в Москве выходит первая книга её стихов «Черновик» с предисловием Евгения Евтушенко, с проникновенными словами о необычной девочке. В 1985 году она становится участницей международного поэтического фестиваля «Поэты и Земля» в Италии, на котором её наградили «Большим Золотым Львом Венеции», затем – поездка в Соединенные Штаты, где она встречалась с Иосифом Бродским. Слава обрушивается на девочку, как лавина. СМИ печатают её стихи, её приглашают на телевидение. Девочка-вундеркинд занимает умы, как загадочный зверёк: хрупкий ребёнок с огромными глазами читает стихи о нечеловеческой боли, о мучительных душевных страданиях.

Как больно, помогите!

В глазах - беда!

Но годы-паутинки

Растают без следа.

С 11 лет Ника живёт в Москве, ходит в обычную школу и, не переставая, пишет стихи, выступает на публике. Однако время неумолимо: девочка-вундеркинд вырастает и превращается в просто талантливую девушку. А таких в стране, раздираемой социальными и экономическими катаклизмами, пруд пруди. Исчезла девочка-сенсация, на смену придёт другая!

Сама Ника в это время сказала: "По улицам слона водили. Это была Ника Турбина. А потом слона бросили и забыли". Мама снова вышла замуж и родила вторую дочь. Ника стала устраиваться во взрослой жизни, к которой, как оказалось, была абсолютно не приспособлена. Закономерно, что последовало нелепое замужество за 76-летним швейцарским профессором, год жизни за границей и возвращение в Россию, которое никто не назовёт триумфальным.От тоски в заграничном замужестве Ника пристрастилась к алкоголю. А может, это мятущаяся душа не находила себе в обычном мире с обычными человеческими страстями? В 1991 выходит вторая книга стихов «Ступеньки вверх, ступеньки вниз…». В них стихи не только новые, которые Ника никогда не переставала писать, но и написанные ранее.

Алая луна,

Алая луна.

Загляни ко мне

В темное окно.

Алая луна,

В комнате черно.

Черная стена,

Черные дома.

Черные углы.

Черная сама.

В 1994 г. В Московский институт культуры Нику приняли без экзаменов. Курс вела Алена Галич, ставшая ее любимой учительницей, близкой подругой, нянькой. Она всю оставшую жизнь Ники удерживала её от последней черты, за которой – падение. Но не всегда Алёне Александровне это удавалось. В день своего 20-летия Ника, которая была уже к тому времени «зашита», сорвалась. За первым срывом последовали и другие: неразделённые, сложно запутанные любови, отчисления и возвращения в институт, несостоявшиеся лечения.

За моральными срывами последовал буквальный срыв, физический. В 1997 году девушка, поссорившись с мужчиной, якобы в шутку бросилась к балкону и, не удержавшись, падает вниз. Потухшая было слава вернулась, но не с той стороны: журналисты, прослышав о несчастном случае, заполонили больницу. Слава оказалась с дурным душком!Ника всю жизнь боялась одиночества, но в последнии минуты жизни оказалась одна. 11 мая 2001 года она выпала из окна. Газеты гадали тогда: самоубийство, несчастный случай, убийство? Отпевать разрешили только после преставления справки о несчастном случае.

Талантливая жизнь оборвалась так скоро, так нелепо, породив множество домыслов: почему так рано? Жизнь - трагедия с шумным многообещающим началом и одиночеством в конце. А она, казалось, задолго до своего конца предвидела такой финал.

И осколки стекла

Застряли в воздухе,

Как листья,

Не подхваченные ветром.

Вдруг - звон...

Точно так же

Обрывается жизнь человека.