Таисия БАХАРЕВА, "Факты", 19.01.2001

Таисия БАХАРЕВА, "Факты", 19.01.2001

Она разбилась, упав с пятого этажа московской 'высотки'. Это была уже вторая попытка, первая – пять лет назад.Как напоминает GZT.Ru, Ника - та самая девочка из Ялты, которую 20 лет назад знал весь Советский Союз. Она сочиняла стихи, еще не успев освоить грамоту. К ее девятилетию вышла книга 'Черновик'. Издать книгу Нике, вернее, ее маме, помог Евгений Евтушенко.

Но когда Ника выросла, умиление взрослых сменилось равнодушием : мало ли молодых поэтов. У девушки была очень сложная судьба. В 16 лет она вышла замуж за 76-летнего богача-швейцарца. Мама вышла замуж во второй раз, родила ребенка и по сути бросила свою дочь, на таланте которой заработала всесоюзную известность. А у самой Ники в жизнь ворвались алкоголь, наркотики. И срыв – в 1998 году она бросилась с пятого этажа. Последовали 12 операций из-за многочисленных переломов позвоночника. Ника осталась жива, но ходить уже не смогла.

Она училась во ВГИКЕ, даже снялась в главной роли в художественном фильме, поступила в Университет культуры, работала в театре-студии на окраине Москвы. И все время писала стихи: на клочках бумаги, на обрывках газет. Но даже поэзия ее оставила - в 2001 году Нику пригласили на передачу украинского канала '1 плюс 1'. И Ника Турбина не смогла вспомнить собственных стихов. А новые никак не приходили.

Тело Ники Турбиной несколько дней лежало в морге института имени Склифосовского, после чего было кремировано. Только один человек принес Нике последние цветы - ее преподаватель Алена Галич, дочь Александра Галича. Именно она уговорила ректора Университета культуры принять Нику без вступительного экзамена по русскому языку (писать Ника так и не выучилась).

Алена Галич и однокурсники Ники Турбиной намерены обратиться к московским властям, просить помощи ПЕН-центра. Они считают, что похоронить Нику Турбину надо на Ваганьковском кладбище. Премий - и российских и международных - у нее более чем достаточно.

От Автора сайта.

Я с тех самых лет открытия гения Ники следил за ней, по мере возможности. Все ее стихи, которые я читал и слышал, вызывали ощущение битого стекла - вот-вот порежешься и закапает кровь... Видел телепередачи, по-моему, на УТ-1 в 1993г. и на 1+1 в 2001г. К сожалению, не видел передачу 1995г. В 1993г. Ника с болью говорила о том, что переломным событием в ее жизни стал необъяснимое и неожиданное "исчезновение дяди Жени" (Е.Евтушенко), который просто перестал откликаться на ее письма, звонки... Слушая ее, невольно тогда подумалось - лучше бы он вообще не появлялся в ее жизни. Талант пробился бы через любой асфальт и без дяди Жени.
Сообщение, которое приведено выше, обошло весь рускоязычный интернет и вызвало досаду и боль не только своим трагизмом, но и ложью.
Если посмотреть последний видеофильм А.Борсюка, легко убедиться, что "осталась жива, но ходить уже не смогла" - неправда.
Неправда, также, что "писать Ника так и не выучилась" - она писала недостаточно грамотно, но не настолько.
"Нику пригласили на передачу украинского канала '1 плюс 1'" - съемки Ники проводились у нее дома, в той самой квартире...
Пройдет время и кто-то движимый честолюбием счастливо сообщит людям : "Нашел ! Я нашел - рукописи Ники Турбиной !" - как это уже было...
Она погибла в возрасте М.Лермонтова, она не могла погибнуть раньше.
Здесь публикуются прошлогодние статьи о Нике с некоторыми сокращениями.
Я не был с ней знаком, не знал ее адреса - очень жалею об этом.
Прочитав оставшийся материал, склоните голову на минуту.

Из сообщений печати в 1997г. :
В ночь с 14 на 15 мая этого года в четыре часа утра в результате ссоры Ника Турбина бросилась с балкона пятого этажа. У нее сломаны позвоночник, оба предплечья, разбиты тазовые кости. Врачи утверждают, что жить Ника будет, но для лечения нужны большие деньги.
В Ялте, где Ника провела детство, начали сбор средств на ее лечение.

НИКА ТУРБИНА
Эта история начинается как сказка, а продолжается, скорее, как трагедия. Весенним утром 1983 года восьмилетняя девочка из Ялты, с литературным именем Ника Турбина, проснулась знаменитой. Подборка ее стихов, опубликованная в "Комсомольской правде", внезапно всех поразила. Поэзия Ники казалась не по годам совершенной, заставляла замирать многолюдные залы. У других детей было детство, школа, семья. У ней это все было также плюс… Плюс в ее малые годы на Нику лег тяжелый груз славы и экзальтированного обожания. Ее возили городами и селами, показывали на всех сценах мира. Всюду она вызывала восторг. Про нее, захлебываясь, писали газеты, маститые поэты чуть ли не рыдали от умиления, а ученые-профессора сравнивали ее гений с Моцартом. И даже говорили, что она послана из космоса. А потом Ника повзрослела… Начались проблемы - с родными, почитателями, поклонниками, с алкоголем…
Взявшись за эту деликатную тему, автор фильма "Ника Турбина. История полета" Анатолий Барсюк идет единственно возможным путем : дает выговорится Нике, ее родным, не вмешиваясь и не комментируя.
Дадим слово самому Анатолию Давыдовичу на страницах "Дня" :
- Ника была суперпопулярной в начале 80-х, весь Союз ее знал. Девочка-вундеркинд прожила в Ялте почти 12 лет, писала прекрасные стихи. Такие дети, обычно, требуют особого внимания. А в ее раннем возрасте - слава, зарубежные поездки : сам Евгений Евтушенко возил ее в Европу, в Америку. Разные приемы, почести, награды, увлечения… В Венеции получает престижнейшую премию - "Золотого Льва" (вторая, между прочим, советская поэтесса после Анны Ахматовой). Взрослеет, 13 лет, начинается переломный возраст. Мама вторично выходит замуж, у Ники рождается сестра Маша. Естественно - ревности. Нику отправляют в Москву. Когда ей не было и 16 лет, она вышла замуж за швейцарца, поехала с ним на год в Лозанну, потом оставила его. Он приезжал сюда, пытался ее вернуть…
С ней очень сложно. Она не приспособлена к жизни. Ей нужен человек, который бы закрывал ее собой, избавлял от быта, от необходимости покупать себе одежду, еду, платить за квартиру, пробивать публикации. Ведь она пишет стихи, гениальные стихи. Однако я не знаю, найдется ли сегодня кто бы ее искренне полюбил, помог. К тому же, эта склонность к самоубийству - она у нее с детства. Все руки порезаны - вены себе вскрывала, в 1997 году падала с пятого этажа, едва осталась жива, вся была переломана, 12 операций. Ситуация очень тяжелая.
Я не знаю, почему она живет именно так и кого можно винить в этом. Ей 26 лет, вся жизнь впереди, а такое ощущение будто она ее прожила почти до конца. Она бодрится, практически не на что не жалуется. Собственно, и пять лет назад ни на что не жаловалась. Правда, пять лет назад было заметно ее желание быть лучше, чем она есть, сберечь имидж, созданный в 80-е годы, делать вид благополучия. Теперь, похоже, и такого желания нет… Она очень много курит - сигарету за сигаретой. Выпивает… Как раньше пишет стихи, но на память их не знает и недавно потеряла рукопись… Роботы у нее практически нет, образования нет. Только две кошки и одна собака… Вот такая невеселая история. Однако в ней все-таки что-то от девочки осталось - глаза. Я чувствую внутри себя какую-то общечеловеческую ответственность за ее судьбу, за судьбу талантливого человека, с которым знаком, но для которой, к сожалению, мало что могу сделать - разве что показать этот фильм. Вдруг найдутся люди, которые знают, как ей помочь…

Константин ЛЕВИН, "День", 19.01.2001

НИКА ТУРБИНА: "Я НЕУДАЧНО УПАЛА С ПЯТОГО ЭТАЖА -- ОСТАЛАСЬ ЖИВА"

В начале 80-х весь тогда еще Советский Союз заговорил о гениальной девочке-поэтессе из Ялты Нике Турбиной. О ней снимали фильмы, писали статьи, ее показывали маститым профессорам, которые только разводили руками...
В начале 90-х Ника Турбина вышла замуж за седовласого иностранца и укатила с ним в Швейцарию, правда, вскоре развелась и вернулась в Москву. Она продолжала писать стихи, но жизнь не складывалась.
В конце 90-х Ника Турбина шагнула из окна пятого этажа. Говорили, неудачно вытряхивала коврик. Правда, никто в это не поверил.
Сегодня Нике Турбиной 26 лет. От былой славы остались лишь воспоминания, как и о прежних поклонниках и друзьях. Она живет в коммуналке без телефона на окраине Москвы. Пьет, много курит. Журналистов Ника не любит. Вернее, им не доверяет. Хотя и докучают они все реже и реже.
Анатолий Борсюк, автор и ведущий программы "Монологи" ("1+1") отыскал Нику с большим трудом. Со времени их последней встречи, когда ведущий делал большой фильм "Ника, которая...", прошло пять лет. Приехав к ней домой, Борсюк был поражен видом некогда блистательной, уверенной в себе Ники. В странной, неопрятной одежде ее было трудно узнать. Впрочем, Турбина уже редко ждет гостей.
Рассказывает Анатолий Борсюк:
" Не знаю, почему так ее жизнь складывается, кто в этом виноват. У меня вообще был вариант названия фильма "Спасибо всем". Все забыли Нику, -- не только те, кто ею непосредственно занимался, но и почитатели ее таланта, публика, страна. Со всеми покровителями, фондами, чиновниками, журналами все кончено. Ей и писем больше не пишут. О ней никто не помнит, она никому не нужна. Ей 26 лет, вся жизнь впереди, а такое ощущение, будто она уже ее прожила почти до конца. Она бодрится, практически не жалуется. Собственно... и пять лет назад не жаловалась. Правда, пять лет назад у нее было желание казаться лучше, чем она есть на самом деле, сохранить имидж, созданный в 80-е годы, изобразить благополучие. Сейчас, похоже, и такого желания нет. Наркотики? Не знаю... "

Вспоминает Людмила Владимировна, бабушка Ники:
-- Она создавала радость в течение всей нашей жизни. Но с Никушей всегда были проблемы. Когда она совсем маленькая была, писала сложные стихи, до 12 лет вообще не спала. Я обращалась к врачам в Москве, в Киеве, умоляла -- сделайте так, чтоб ребенок не писал стихи, чтобы можно было нормально жить. Потому что когда Никуша не спала, мы с ней тоже не спали. Жизнь была очень сложная на этом фоне. А чем старше она становилась, тем сложнее. Никуша росла, постоянно влюблялась, и из-за этого тоже много проблем было и у нее, и у родных. Она была очень трудным ребенком, у нее были сложности в школе. Она постоянно протестовала против всего, что ее окружает. Если ты скажешь "А", она обязательно должна сказать "Б". И в том, что касается сегодняшнего дня, все тоже очень сложно. Никуша стала пить...

Рассказывает Майя Анатольевна, мама Ники:
-- Когда Ника была маленькая, лет восьми, к нам приезжала дама из-под Москвы, профессор, она занималась инопланетянами. Так вот, она говорила, что Ника послана из космоса. И еще она мне сказала, что Никуша до 13 лет будет писать стихи, а потом станет такой, какая она сейчас. Ника очень изменилась. Это был ребенок, который писал стихи, болел своими болезнями, жил в своем замкнутом кругу. Сейчас продают детские яйца-киндерсюрпризы, внутри которых подарок спрятан. И вот жил этот подарочек там. Когда ей исполнилось 13 лет, коробочка раскрылась, и оттуда выскочил чертенок. Такой неожиданно взрослый. Нам с ней стало очень сложно, с ней начались беды. Ника резала себе вены, выбрасывалась из окон, пила снотворное, ей было страшно. Я так понимаю, что ей было страшно входить в жизнь, в которой она оказалась... У меня просто сердце разрывается. Иногда единственное желание -- взять кувалду и стукнуть ее по башке. Но когда я смотрю, как она работает в зале и когда она "забирает" зал "Останкино", я думаю: "Это не моя дочь!" А утром она просыпается, и я хочу ее убить. Потому что она пьет водку. С другой стороны, она взрослый человек, и она имеет право делать все, что хочет, и не спрашивать меня. Жизнь связала нас в такой тесный узел, и это заставляет нас страдать, -- ее в первую очередь, меня, да и Машку тоже.

Ника Турбина, 1995 год:
-- Хотите очень большую правду? Что мне сказать о том, что было в то время? Кроме того, что я уже сказала -- холодно, голодно, тяжело. Очень хотелось тепла, любви, людей, рук, глаз, извините за банальность. Очень хотелось трахаться по любви, а не так, за что-то. К тому же, писалось то, что никому на хрен не было нужно. Сначала от этого было херово, потом от этого было кайфно, своего рода мазохистский кайф был, -- слава Богу, что не надо, от этого тепло и замечательно. А потом стало все равно. Надолго. Очень надолго.
...Когда я выходила замуж, мне должно было вот-вот исполниться 16, и когда я позвонила маме, (я не видела ее годы), просила дать мне разрешение на выезд -- иначе надо было забеременеть, а мне не хотелось. Я поняла, что я здесь не выдержу, не выживу, у меня были волосы по пояс, я была худенькая, красивая девочка. Я хотела жить. Вышла замуж -- и очень много потеряла. Мой муж -- милый человек, психолог, у него своя клиника в Лозанне. Ему было 76 лет, итальянец, вполне дееспособный как мужчина, лучше, чем 16-летние мальчики. Так что все это было красиво и трагично -- как растоптанная роза.
-- А как вы видите свое будущее?
-- Никак. Может, у меня будет 10 детей... Я хорошо, кстати, готовлю, а вот шить не умею. Вдруг выйду замуж за богатого, не надо будет штопать, только варить. А если серьезно, то планы на будущее -- как тот бисер, как песок -- сквозь пальцы. Я могла бы ответить: "Вы знаете, Толя, у меня будущего нет, я живу сегодняшним днем и глупыми сентиментальными женскими надеждами". Посмотрим. Но я пишу, это меня еще поддерживает. Может, останусь ни с чем и буду писать, может, меня это загнет, а может, поддержит, -- не знаю.

Ника Турбина, 2000 год:
-- Более-менее все течет, движется. Я заканчиваю режиссерские курсы, режиссер театра и кино. Сейчас как-то подхалтуриваю, то в "Утренней почте" снимусь, то еще где-то, такие мелочи, чтобы как-то на плаву удержаться. Со стихами все прекрасно, пишутся. Жив еще курилка. Единственное, что случилось, -- если раньше, написав стихотворение, я забыть его не могла, то в последние годы -- может, это из-за алкоголизма -- ничего наизусть не помню, уже надо читать по бумаге. И свой блокнот со стихами недавно потеряла. Было обидно до слез.
...Сейчас в Ялте работы нет, денег нет, все тихо там помирают. Машке 13 лет уже, здоровая кобыла. Думаю, лет до 15 она там поживет, а потом будет поступать в Москве. А что ей делать в Ялте -- на панель идти или огурцами торговать? Мама лежит, очень серьезно больна. А бабушка пашет, как конь.
-- Что это за темная история такая, которая произошла с вами три года назад?
-- Какая же темная? Упала с 5 этажа, вот с этого балкона. Да, очень неудачно -- жива осталась.
-- Писали, что вы вытряхивали коврик...
-- Да, так я сказала. Перед операцией -- а у меня было 12 операций, -- приезжает девушка с микрофоном, у нее профессия такая, старая как мир, а я лежу, умираю от боли, -- и я просто сказала -- "иди на..." И девочка пошла... И после этого начала писать подобные вещи про коврики и прочее. Я что-то там ответила потом, что самое низкое для газеты -- "рыться в чужом белье"...
Сейчас я вас посмешу. Месяц назад меня нашла каким-то левым путем секретарь детского писателя Альберта Лиханова. Я пришла к нему. Лиханов сидел, долго на меня пялился, задавал совершенно хамские вопросы. Наконец, я говорю: "Альберт Анатольевич, зачем я вам вообще нужна? Я свое время потеряла". -- "Я книгу пишу. Вы как подопытная мне очень нужны". -- "Как подопытная?" -- "Ну, как из маленьких гениев дураки вырастают". Я не утрирую, все так и было. На самом деле очень смешно...

P.S. Однажды Ника выступала в Киеве. С ней была мама, которая уже носила Машу. К ней тогда кто-то подошел и спросил: "У вас второй гений родится?" На что Майя Анатольевна в ужасе ответила: "Не дай Бог, достаточно одного".
В статье использованы материалы фильма Анатолия Борсюка "Ника, которая..." и "Ника Турбина: история полета", премьера которого 21 января в 22.25 на канале "1+1".